Мар 102011
 

РОССИЙСКИЕ АСПЕКТЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

или

ПАРАДОКСЫ РЕАЛИЗАЦИИ СТАНДАРТА PASSIVHAUS

 

Валерий Лудиков, инженер,

техн. рук. проекта «Российская пробка», СПб

 

Из литературных источников известно, что в развитых странах жилищный сектор потребляет 40% всей производимой энергии, больше, чем весь транспорт (32%) или промышленность (28%) (1). Но известно также, что половина энергии теряется, причем треть теплопотерь приходится на ограждающие конструкции зданий. Таким образом, жилые здания являются самыми главными и потребителями, и расточителями энергии.

Английский физик лорд Кельвин часто повторял, что цифровое выражение предмета разговора свидетельствует о некой степени осведомленности с этим предметом. Исходя из этого, предлагаю перейти от относительных показателей к абсолютным значениям энергопотребления и потерь в строительстве.

По данным Бюро технологических оценок при Конгрессе США в 1985 г на отопление и освещение жилых зданий в развитых странах было затрачено 37 ЭДж энергии (2) (по расчетам авторов один эксаджоуль эквивалентен количеству тепла, получаемого при сжигании 170 млн баррелей сырой нефти. Напомню, что 1 Дж соответствует 2,78´10`-7 кВт×ч, а нефтяной баррель в США равен 159 л).

Если принять, что только на отопление в 2010 г будет затрачено 45 ЭДж, то ежегодно через стены потеряется порядка 8 ЭДж (2 224 000 ГВт×ч). Данную ситуацию невозможно представить, но получается, что во всем мире на полную мощность работает и будут работать более 2 миллионов крупных электростанций, но вся энергия сбрасывается в окружающую среду!!! Энергетики и государственные чиновники должны понимать такое состояние дел и на законодательной основе требовать повышения эффективности использования энергоресурсов конечными потребителями.

Улучшение тепловой характеристики здания – задача не новая, и техника ее решения известна давным-давно. Главенствующая роль в архитектурно-технических мероприятиях отводится эффективной изоляции. Известны итоги энергосбережения в экспериментальных проектах: за счет утепления стен эффективной изоляцией в НЕКОТОРЫХ домах теплопотребление снизилось в США на 68%, в Швеции – на 89% (2), в России – на 30-35 % (3, 4). Если осреднить этот показатель для ВСЕХ жилых зданий в 2010 г до 50%, то экономия тепла на обогрев составит 4 ЭДж.

Сколько же потребуется эффективной теплоизоляции для этих мероприятий, если учесть, что, как правило, на утепление было достаточно минваты толщиной 150 мм, а ППС – 100 мм? Если потребность российского жилищного сектора в 2010 г (5) для развитых стран увеличить хотя бы на порядок, то, при сохраняющемся соотношении лидирующих минеральных и пенопластовых ТИМ, мировые объемы минваты составят 225 млн м3, а пенопластов – 60 млн м3. На производство суммарных объемов потребуется затратить 12,5 ЭДж энергии (согласно (6), на получение кубометра минваты тратится 10 000 кВт×ч, пенополистирола – 18 900).

Нужны ли комментарии к парадоксу: снижение теплопотерь через стены зданий на единицу  энергии требует трех единиц энергозатрат на производство лидирующих ТИМ?!?!

В оценке сроков окупаемости затрат на мероприятия по энергосбережению при реконструкции и новом строительстве мнения специалистов разделяются от оптимистических: ²За счет экономии тепла увеличение единовременных затрат во вновь строящихся зданиях окупаются в течение 7-8 лет, а в существующих домах в течение 12-15 лет² (3) – до негативных: ²Экономические расчеты с учетом затрат на создание индустриальной базы, а также затрат на производство на ней дополнительной изоляции для удовлетворения второго этапа требований СНиПов показали, что эти затраты не могут окупиться даже через 50 лет, т.е. за срок, превышающий долговечность утеплителей из ППС и минераловатных плит² (7). Через шесть лет один из соавторов данного заключения на семинаре высказался еще более категорично: ²Проводившаяся на протяжении десяти лет кампания по снижению энергозатрат на отопление на 40-50% за счет избыточного повышения теплозащиты стен закончилась безрезультатно. Если же учесть дополнительные средства, затрачиваемые на выполнение непредвиденных текущих и капитальных ремонтов недолговечных наружных стен с мягкими утеплителями, то следует признать, что она принесла отрицательный эффект.² (8). И совсем пессимистическое заключение относительно реконструируемых зданий: ²Окупаемость даже без учета амортизационных отчислений и процентов на кредит составляет около 100 лет.² (9).

В конце 80-х годов прошлого века Passiv Haus Institut (Дармштадт, ФРГ) ввел в обиход стандарт passivhaus, по которому зданию присваивается категория ²пассивного объекта², если его отопительные потребности в год ниже 15 кВт×ч/м2. В качестве аналога можно рассмотреть первый научно-исследовательский проект экономичного ²трехлитрового дома², построенного при научном сопровождении Института строительной физики им. Фраунгофера (Штутгарт, ФРГ). Это городской особняк (Целле, ФРГ) площадью 200 м2, потребляющий энергии на отопление ежегодно 18  кВт×ч/м2. По заявлениям разработчика проекта экономия энергии достигается сочетанием конструкции здания и современного теплооборудования (теплового насоса). Наружные стены деревянного каркаса утеплены слоем минваты 260 мм, крыша – 300 мм, а пол – пенопластом 240 мм. С темой данного проекта перекликается статья директора фраунгоферовского института (10), в которой автор    продемонстрировал  эффективность каждого элемента энергосбергающих технологий через расчеты теплового баланса  здания и обратил внимание на бесспорное положение: ²В проектах подобных домов следует учитывать расход энергии за весь период жизненного цикла здания, т.е. расход энергии на строительство, эксплуатацию, снос и утилизацию здания… Иначе для здания с низким энергопотреблением, но построенного с большими энергетическими затратами, общие затраты энергии за период жизненного цикла могут оказаться очень велики.² (10). Досадно, что автор игнорировал достаточно важные составляющие: получение сырья и производство стройматериалов.

Кстати, еще в начале CC века внимание российских студентов обращалось на следующее положение: ²Одно из существенных условий, которое должно быть соблюдено при возведении всякого жилого здания – это удовлетворение так называемым санитарным требованиям.

Если художественная сторона зодчества удовлетворяет чувству изящного, если правила прочности и устойчивости обеспечивают уверенность в долговечности сооружения и в неподвижности всех его частей, то с другой стороны не менее важны те правила, которые клонятся к сохранению здоровья человека и влияют на продолжительность его жизни.² (11).

Формально с упомянутыми условиями зодчества совпадают декларации разработчиков экономичного ²трехлитрового дома² — с точки зрения строительной биологии городской особняк может считаться образцом. Все в этом доме ориентировано на поддержание здорового образа жизни и повышение комфорта для проживающих в нем людей. Гарантией этого является использование натуральных строительных материалов, прошедших самый тщательный контроль.² (12).

На самом деле и данный проект, и все прочие строения, выполненные по стандарту passivhaus, являются примерами сознательной мистификации методологии биологического строительства. Потому что, как упоминалось выше, главенствующая роль в комплексе энергосберегающих мероприятий для жилых зданий отводится эффективной теплоизоляции ограждающих конструкций. Структура  мирового выпуска ТИМ  по объемам на 95% состоит из минваты и пенопластов, 3% — ячеистые бетоны, и все прочие – 2% (5). Анализ многочисленных исследований институтов строительной физики, противопожарной обороны, гигиены и прочих сертификационных центров указывает на следующие парадоксы лидирующей минераловатной и пенопластовой изоляции: вредность на всей технологической цепи и смертельная опасность при пожарах, высокая энергоемкость получения, низкая долговечность. А потому здания, построенные по стандарту passivhaus, совершенно не соответствуют правилам биологического строительства и проявляют агрессивность к здоровью человека из-за химического загрязнения среды проживания. Кстати, если в ²трехлитровом  доме² ²инженерно-технические элементы должны, как правило, заменяться каждые 20 лет² (13), то эффективную изоляцию придется менять через 40-50 лет. Хотелось бы знать, как это будет осуществляться в современных монолитно-бетонных и панельных домах? На что будут менять и за чей счет? Информированы ли владельцы элитного, коттеджного или социального жилья о парадоксах технологии современного строительства, напрямую затрагивающих их кошельки и здоровье?

Напомню, что толщина дополнительного утепления в экономичных ²трехлитровых домах² по сравнению с экспериментальными зданиями возросла почти в 2 раза. Очевидно, если практика перейдет к созданию городов с ²нулевым² потреблением энергии по примеру ²прогрессивных² проектов, то сопутствующие негативные последствия – вредность для среды и человека, энергоемкость получения ²эффективной² изоляции – увеличатся в несколько раз.

Представляет интерес ответить на закономерный вопрос: кто виноват? Я полагаю, что источниками возникших парадоксов в современном строительстве являются отсутствие системного подхода при обозначении проблем и принятие безответственных решений при их реализации. Именно об этом свидетельствуют бесчисленные рекомендации российских проектных организаций по применению лидирующих ТИМ, выпущенные гигантскими тиражами, большим объемом и распространяемые бесплатно. Используя подобные пособия сегодня, строители бездумно, безответственно создают очередные проблемы для потомков. А время содействует исчезновению истинных виновников благоглупостей в градостроительстве. Именно об этом свидетельствует упоминание о ²вонючих хрущевках², прозвучавшее 20  ноября 2007 года из уст Президента России на встрече с генералами.

Предварительный итог сказанному следующий:

—    жилищный сектор – самый энергоемкий и самый расточительный из всех отраслей экономики;

—    в комплексе энергосберегающих мероприятий главенствующая роль имеет высокоэффективная теплоизоляция стен зданий;

—    парадокс экспериментальных проектов – снижение теплопотерь через стены зданий на единицу энергии требует утроения энергозатрат на получение ТИМ;

—    сроки окупаемости дополнительных капитальных затрат превышают долговечность  применяемой лидирующей теплоизоляции;

—    снижение теплопотерь в зданиях passivhaus достигается увеличением толщины  утепления в стенах по сравнению с экспериментальными более чем в 2 раза;

—    в виду игнорирования вредности лидирующих утеплителей, их смертельной опасности при пожарах, низкой долговечности и высокой энергоемкости получения происходит сознательная мистификация методологии энергосбережения и соответствия правилам биологического строительства ²пассивных объектов²;

—    основные причины выявленных парадоксов – отсутствие системного подхода и безответственность разработчиков и создателей ²новаторских проектов².

Относительно недавно на том же Западе появилась информация о технологиях, полностью отвечающих правилам биологического строительства. Например, в (14) австрийская компания предлагает ²ноу-хау в строительстве², по которому стены зданий снаружи рекомендуется утеплять экспанзитом. А чуть позже португальская компания продемонстрировала жилой дом, офис и гостиницу (15), построенные в соответствии с новинкой. Очевидно, что все новации требуют тщательных исследований и подтверждений всех декларируемых качеств. Но в защиту ²ноу-хау² выступает вековой опыт российских строителей: с 1899 г в Петербурге и с 1906 г в Москве построено много домов, утепленных пробковыми плитами. Эти дома эксплуатируются и ныне.

Для справки: впервые экспанзит был изготовлен в Германии (1910), в Ленинграде из импортного сырья в 1928 г, на Хабаровском экспанзитовом заводе из пробки амурского бархата с 1938 г. СНиП 1962 г и ГОСТ 1979 г нормировали номенклатуру показателей теплоизоляционных и акустических материалов и изделий, в т.ч. из экспанзита и, в частности, из пробки амурского бархата.

Убедительным свидетельством безвредности и долговечности пробки являются марочные вина двухсотлетней выдержки. По теплотехническим характеристикам пробка немного уступает ППС, однако, превосходит по долговечности, меньшая вредность при пожарах, более широкий температурный диапазон применения: -200О С + 130О С. Пробка получается без вреда для природы, продукт самовосстанавливаемый, рециклируемый, переработка абсолютно безотходная.

Если экспанзит станет альтернативой лидирующим ТИМ, то на производство соответствующих объемов экспанзита будет затрачено порядка 0, 5 ЭДж. Утепляя стены экспанзитом толщиной порядка 150 мм, можно ожидать снижение теплопотерь на те же 50%, но абсолютное энергосбережение составит не менее 3, 5 ЭДж или, в денежном выражении, порядка 60 млрд  долларов США (при цене нефти 100 долларов/баррель). Другими словами, высвободится энергия в размере не менее 1 млн ГВт×ч  или отпадет потребность в мире на строительство миллиона крупных энергогенерирующих предприятий.

На изготовление экспанзита вместо лидирующей изоляции потребуется порядка 30 млн т пробкового сырья (в пересчете на плиты плотностью 100 кг/м3). Великолепные перспективы у пробкопереработчиков или тех, кто планирует приступить к этим работам. Каково состояние мировой сырьевой базы пробки?  Сегодня пробку получают преимущественно с нескольких видов пробковых дубов, естественно произрастающих в Западном Средиземноморье на юге Европы и на севере Африки от Гибралтара до Италии включительно. Пробковые дубы занимают площадь 2 200 000 га, с которых с девятилетним циклом ежегодно снимается 360 000 т пробки, из них 55% поступает в виноделие. Интенсификация съема пробки погубит дубравы, экстенсификация  дубов в мире не имела существенного значения для практики – культура весьма привередлива. Но даже если всю пробку пустить на экспанзит, то будут удовлетворены потребности жилищного сектора одного среднего европейского государства. Где же выход?

Ответ подсказывает Карел Чапек: ²Есть несколько способов разбивать сады: лучший из них – поручить это дело садовнику.² Дело в том, что строительные проблемы пересекаются с проблемами лесовосстановления. А их суть вкратце такова: уже к концу CC века площади тропических лесов составляли 55% от первоначальных, на 10 срубленных деревьев приходилось 1 посаженное, прогноз на CCI век – тенденция катастрофического сокращения тропических лесов сохраняется и переходит на леса умеренных широт. Следовательно, актуальнейшая задача лесоводов – возвращение Природе долгов, созданных и создаваемых всем человеческим сообществом.

Известно, что видовое разнообразие лесонасаждения – норма, но биоценоз становится более устойчивым, если в него привносятся таксоны более высокого ранга. Для стран умеренных широт весьма перспективным является российский компонентно-ценотический интродуцент – амурский бархат. Для справки: вид относится к роду бархатов, семейству рутовых, порядку гераниевых.

Именно об этом еще 76 лет назад писал немецкий специалист в (16). Обобщая российский опыт изучения бархата, он предлагал его широкое культивирование в Центральной Европе. Но затем пришел 1933 год и политики в очередной раз пренебрегли шансом создания мягкого, неагрессивного мира.

Многофункциональность применения амурского бархата понятна из простого перечисления: декоративный, медонос, лекарственная культура, поставщик красящих и дубильных веществ, ценная древесина, пробка – аналог пробки пробкового дуба, растение обладает мелиоративными и ценотическими свойствами. В строительстве пробковые изделия применяются для тепло-, шумо-, виброизоляции, отделки полов, стен и потолков.

На экскурсии по Ботаническому саду (Аптекарский остров) можно живьем увидеть многочисленных потомков амурского бархата, который впервые был культивирован там еще в 1856 г. С конца двадцатых годов прошлого столетия у нас в стране проводилось широкое культивирование бархата по регионам: Украина – 1928 г, Северный Кавказ – 1932 г, Черноземье – 1933 г, Белоруссия – 1937 г, Молдавия и Приморский край – 1949 г и т.д. К середине прошлого века было установлено, что бархат может успешно произрастать от берегов Балтики до берегов Тихого океана к югу от линии Петербург – Вятка – Екатеринбург – Томск – Омск – Красноярск – Иркутск и Хабаровск – Комсомольск-на-Амуре – Совгавань.

Предварительный анализ ситуации показывает, что в России можно найти 6-8 млн га лесонасаждений или земель выпавших из сельскохозяйственного оборота с оптимальными почвенно-климатическими условиями для продолжения интродукций амурского бархата. Такие же площади можно найти в Европе. Учитывая, что на свежих почвах с бархата снимали в год по 300, а при поливах до 1 000 кг/га, вполне реально, решая проблемы лесовосстановления в странах умеренных широт с культивированием российского пробкового дерева, через 25-30 лет увеличить мировую сырьевую базу пробки в десятки раз и содействовать переходу строительства на биологические технологии. Для справки: среднемировая продуктивность пробкового дуба 150 кг пробки с га. Следовательно, напрашивается элементарная схема перехода к истинным правилам биологического строительства: потребители и строители жилья заявляют о спросе на природный продукт – пробку, а лесоводы, восстанавливая леса, получают стимул для удовлетворения спроса, культивируя компонентно-ценотический интродуцент  — российское пробковое дерево.

Перспективы создания ²мягкого² (пробкового) мира во всех развитых странах:

—    экстенсификация лесовосстановительных работ;

—    демонополизация сырьевой базы пробки и пробкопереработки;

—    увеличение мировых запасов пробки боле чем в 20 раз, 80 % из которых следует направить в жилищный сектор. Одновременно возрастет потребление пробковых изделий в виноделии, холодильной и обувной промышленности, судо-, авто-, тракторостроении, электро-, радио-, космической технике, рыболовстве, спорте и других отраслях;

—    применение пробки в жилье позволит снизить вред среде, энергозатраты на производство экспанзита на 2 500 % (по сравнению с лидирующей изоляцией) и получить положительный эффект от энергосберегающих мероприятий более чем на 700 %.

На основании вышеизложенного логично утверждение: города с нулевым потреблением энергии, соответствующие правилам биологического строительства, могут появиться к концу  CCI века.

Краткое резюме: материки, страны, отрасли – разные, но интерес у них общий – пробка.

 

Литература

1.Люке А. Европейский рынок отопительного оборудования – ориентация на высокоэффективные технологии и ВИЭ // Энергосбережение. 2007.- 4.- с. 57-59

2.Гиббонс Д., Блэр П., Гуин Х. Стратегия использования энергии // В мире науки. 1989.- 11.- с. 76-85

3.Граник Ю.Г., Магай А.А., Беляев В.С. Конструкции наружных ограждений и инженерные системы в новых типах энергоэффективных  зданий // Энергосбережение. 2003.- 5.- с. 73-75

4.Ильюшенко А.Н. Экологические основы энергосберегающей деятельности в Москве // Энергосбережение. 2002.- 1.- с. 46-47

5.Овчаренко Е.Г., Артемьев В.М. и др. Тепловая изоляция и энергосбережение // Энергосбережение. 1999.- 2.- с. 37-41

6.Князева В.П. Экологические аспекты выбора материалов в архитектурном проектировании. М.: ²Архитектура — С² , 2006.- 296 С.

7.Ананьев А.И., Комов В.М. и др. Экономия тепловых ресурсов в жилых зданиях // Теплоэнергоэффективные технологии. ИБ. 2001.- 4.- с. 74-80

8.Паспортный контроль в строительстве // Строительный еженедельник. – 14 (255), 16.04.2007.- с. 66

9.Ливчак В.И. Реалистичный подход к энергосбережению в существующем жилом фонде города // Энергосбережение. 2002.- 5.- с. 14-16

10.  Гертис К. Здания CCI века – здания с нулевым потреблением энергии // Энергосбережение. 2007.- 3.- с. 34-36

11.  ЗалЪсскiй В.Г. Архитектура, М.; 1904.- 583 С.

12.  Городской особняк в г. Целле. Проспект компании HAACKE  HAUS . Celle.2007

.- 8 С.

13.  Первый научно-исследовательский проект. Экономичный ²трехлитровый дом². Документация. Проспект компании Haacke Haus . Celle. 2006 (?).- 12 С

14.  Neubau Baumit-Systeme fur Rohbau, Innenausbau, Fassade. 2. Auflage. Wietersdorfer & Peggauer, Wopfinger, Baumit Gesmbtt.: April 1994.- 115 С

15.  Amorim Isolamentos. Mozelos: Amorim Isolamentos, S. A. – 1998. – 12p.

 

P.S. НЕБЫВАЛЬЩИНА ВОЗМОЖНА

 

В вышеприведенной статье постулировались общедоступные факты вредности и смертельной опасности лидирующей изоляции. Однако ход событий последних дней показывает, что достаточно большая группа ²специалистов² и журналистов либо не знакома с результатами исследований токсикологов, гигиенистов, пожарников, либо не в состоянии самостоятельно интерпретировать заключения, если в них отсутствуют какие-либо параметры.

В мае сего года в периодической печати появились заметки извещавшие, что пенополистирольные плиты ПЕНОПЛЭКСâ обладают высоким уровнем экологической безопасности, подтверждаемого соответствующим сертификатом, выданным государственным учреждением 7 апреля 2008 г . ²Наличие экологического сертификата,- заверяют его владельцы,- позволяет конечному потребителю продукции быть абсолютно уверенным в ее безопасности и не беспокоиться о последствиях, влияющих на здоровье людей и окружающую среду.²(1, 2). В (2) приводятся любопытные подробности об органе сертификации:²Центр контроля качества товаров, работ и услуг² — государственная организация, подведомственная Комитету экономического развития, промышленной экономики и торговли СПб, созданная в 1992 г. Администрацией города с целью проведения государственной политики по обеспечению качества и безопасности продукции и т.д.

В виду явного оболванивания упомянутых потребителей считаю своим долгом привести документальные подтверждения высокой опасности пенополистирольных плит в нормальных условиях и их смертельной опасности при пожарах. Если у кого-нибудь останутся сомнения об аналогичных вредных свойствах минеральной изоляции, то готов предъявить соответствующие доказательства.

В качестве аргументов я привлекаю сертификаты производителя (3). Гигиенический сертификат от 4 августа 2003 г., мягко говоря, не внушает доверия, т.к. содержит обобщенное заключение на ДВА типа разных плит (ТУ 2003 года). И отличия их не только по плотности, но и по составу, т.к. в более легкие плиты введены антипиреновые добавки. В гигиенической характеристике продукции отсутствует основной показатель – класс опасности.  Зная нормативные требования, это сделать нетрудно. Из семи ядовитых эмитентов стирол и бензол относятся ко 2-му классу (высокоопасные) (4), следовательно и сам продукт является высокоопасным.

Производитель сменил регламент на плиты (ТУ 2007г.) и в феврале 2007 г получил новое санэпидзаключение, но уже общее на ТРИ типа, из которого следует, что ядовитый коктейль состоит из десяти компонентов. К стиролу и бензолу прибавился высокоопасный  формальдегид (канцероген). То есть продукт безусловно высокоопасный, но…гигиенисты черным по белому выводят – класс опасности 4 (малоопасный?!?!) (5).

А как ведет себя пенополистирол при пожарах? Как правило, до настоящего пожара (температура более 500О С) он не сохраняется, т.к. начинает тлеть уже при 80о С (6). Введением антипиренов можно поднять теплостойкость пенополистирола, что и показывают сертификаты пожарной безопасности: плиты марки 45 – Г4 (сильногорючие), а марки 35 – Г1 (слабогорючие). Вопреки заключений производитель определяет диапазон рабочих температур до 75о С (3). По непонятным причинам пожарные сертификаты на плиты не содержат важного параметра (для тех же пожарников!) – показателя токсичности продуктов горения. В качестве аналога я привлекаю заключение ВНИИПО на экструзионный пенополистирол из-за океана(7). Пятнадцать лет назад было установлено, что продукты горения плит относятся к высокоопасным. В соответствующем протоколе приводится и такой параметр: продолжительность экспозиции животных – 30 минут, т.е. через полчаса погибла половина животных. А всего-то в испытательной камере сгорел образец размером 80´80´20 мм весом около 3,5 г. Ядовитая смесь состояла из окиси и двуокиси углерода, сернистого ангидрида, фенола, бензола, формальдегида и стирола.

Судя по повторяющимся погрешностям в сертификатах на плиты марки 45: исследования проведены для плит, изготовленных по разным ТУ, и разделены полугодовым интервалом, но ссылка на соответствие требованиям пожарной безопасности приводится не на норматив НПБ 244 – 97, а на ТУ плит (8) – пожарная сертификация проходила формально.

Таким образом, приведенные аргументы убедительно и однозначно свидетельствуют о высокой опасности экструзионных пенополистирольных плит при комнатной температуре и смертельной – при пожарах.

Но именно данная продукция удостаивается ²Экологического сертификата². Загадочное общество с ограниченной ответственностью ²Санкт-Петербургская сертификация² (СПб С), выбрав в качестве объекта технологический процесс производства плит, ссылаясь на соответствие процесса требованиям основного положения отраслевого стандарта (СТО. ЭКС. ЭКЛ – 01 – 05) и методике определения эндогенной экологической безопасности (услуг), выдает ООО ²ПО²ПЕНОПЛЭКС² индульгенцию на право называться ²социально ответственной, прозрачной компанией, которой небезразлично состояние окружающей среды и здоровья людей.² (1). При внимательном знакомстве с ²Экологическим сертификатом СПб² (9) возникает ряд вопросов. Первый – почему орган сертификации ООО пользуется печатью госучреждения? Второй – если объектом сертификации был технологический процесс производства плит, то почему ²Высокий уровень экологической безопасности² присвоен продукции, а не процессу? Третий – по Методике следовало определять эндогенную экологическую безопасность продукции, почему игнорирована первая составляющая? Четвертый – как согласовать высокую опасность пенополистирольных плит, доказанную многочисленными исследованиями, с положениями Методики? Пятый – за последние пять лет ТУ на плиты менялись дважды – данный сертификат относится вообще к техпроцессу экструдирования пенополистирольных плит или к плитам, выпускаемых по конкретному регламенту? Шестой – известно, что производство плит находится в  г. Кириши (Ленинградская обл.), почему владельцем сертификата становится одноименное ООО, расположенное в СПб и не имеющее ни одного экструдера?

Если соответствующие службы и органы пожелают получить ответы на поставленные вопросы у ООО государственного статуса, то разыскать его не сложно – у него общая крыша с Правительством Ленинградской области: Суворовский пр., 65, телефон 274 15 40.

 

Литература

1.События//Дом. Весна. Приложение к ж.²Еврострой². – 2008.- с.6

2.ПЕНОПЛЭКСâ подтвердил свою  экологическую чистоту!//ИНФСТРОЙ. INFSTROY. 2008.- 3(39).- с.54

3.Конструкции стен, покрытий и полов с теплоизоляцией из экструзионных вспененных полистирольных плит ПЕНОПЛЭКС. Материалы для проектирования и рабочие чертежи узлов. СПб.:²ПЕНОПЛЭКС СПб², 2006.- 206 С.

4.Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям: Сан.-эпид. правила и нормативы. М.:ФЦ ГСЭН Минздрава России, 2001.- с.21

5.Санитарно-эпидемиологическое заключение от 16.02.2007г на плиты полистирольные вспененные экструзионные Пеноплэксâ. УФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Лен. обл. № 0730676

6.Умнякова Н.П. Как сделать дом теплым. М.: Стройиздат.- 1992 .- с.91

7.Заключение о характеристиках пожарной опасности экструзионного полистирола ²Styrofoam² фирмы ²Dow Chemicals Co² (США). М.: ВНИИПО.- 1993.- 7л.

8.Сертификат пожарной безопасности от 12.03.2007г на плиты полистирольные вспененные экструзионные ПЕНОПЛЭКСâ тип СТАНДАРТ и тип 45. ОС ФГУ ВНИИПО МЧС России (СПб филиал). № 0219163

9.Экологический сертификат Санкт-Петербурга № РОСС RU. 04ПН.Э023. ООО СПб С (?) или Центр контроля качества товаров (продукции), работ и услуг (?)

 Posted by at 19:22

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)

Включите изображения, чтобы увидеть вопрос *

Яндекс.Метрика